Статус грузополучателя


Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Хаснутдинов, А. И.
О правовом положении грузополучателя /А. И.
Хаснутдинов.
//Правоведение. -1983. - № 2. - C. 74 - 78 Материал(ы):
  • О правовом положении грузополучателя.
    Хаснутдинов, А. И.

О правовом положении грузополучателя

А. И. Хаснутдинов

В юридической литературе общепризнано, что участниками правоотношения по перевозке груза выступают три субъекта — грузоотправитель, перевозчик и грузопо­лучатель, тогда как договор перевозки заключается двумя первыми. В связи с этим возникла проблема определения правового положения грузополучателя, не совпадаю­щего в одном лице с грузоотправителем. В процессе ее разрешения сложились четыре основные точки зрения. Одни авторы считают, что грузополучатель и грузоотправи­тель составляют одну сторону договора.[1] Другие полагают, что договор перевозки грузов является договором особого рода, в котором грузополучатель выступает как самостоятельный субъект договора.[2] По мнению третьих, договор перевозки представ­ляет собой договор об исполнении третьему лицу.[3] Наконец, по наиболее распростра­ненному мнению, грузополучатель - особый субъект обязательства по перевозке — третье лицо, в пользу которого договор перевозки заключается.[4]

Усилия ученых были направлены на объяснение того, что грузополучатель, не заключая договора перевозки груза, приобретает права по этому договору, а также несет перед транспортной организацией ряд обязанностей. Предложенные решения рассматриваемой проблемы, получившие выражение в первых трех приведенных здесь точках зрения, неудовлетворительны по причинам, неоднократно обсуждавшимся в юридической литературе, а потому исключающим необходимость их воспроизведения. Что же касается последней точки зрения, то она заслуживает обсуждения в связи с критическими замечаниями, высказанными в ее адрес.

Закон связывает с заключением договора перевозки возникновение у грузопо­лучателя не только прав, но и обязанностей. Это обстоятельство не вызывает сомне­ний. Именно в силу этого некоторые авторы полагают невозможным рассматривать договор перевозки как договор в пользу третьего лица. Утверждают, что договор в пользу третьего лица порождает у последнего только права и не может порождать обязанностей, ибо это противоречило бы природе данного договора. Однако с этим нельзя согласиться.

Действительно, сущность договора в пользу третьего лица определяет возникаю­щее у третьего лица право. Вместе с тем возникновение у третьего лица наряду с правами обязанностей не противоречит ст. 167 ГК РСФСР.[5] Этот вывод обуслов­лен отсутствием в законе запрета возлагать на третье лицо, в пользу которого за­ключен договор, и ряда сопутствующих этому праву обязанностей. Обоснованность данного аргумента, помимо доводов, приводимых в юридической литературе, подтверждается историей становления и развития института договора в пользу третьего лица. Если римское право на вопрос о том, могли ли стороны в договоре обреме­нять обязательством какое-либо третье лицо или приобрести для него право, отвечало отрицательно, то при рецепции римского права договоры в пользу третьих лиц в виде исключения были допущены. По свидетельству представителей буржуазной юрис­пруденции «эти исключения поглотили правило», ибо «современное право,— как писал Е. Годэмэ, — санкционирует теперь рациональную теорию, а не узкую теорию римского права».[6]

Рационализм буржуазной юриспруденции заключается в утверждении возмож­ности договоров в пользу третьего лица, при условии неприкосновенности имущества третьего лица. Иными словами, договор в пользу другого мог быть направлен на увеличение, но не на уменьшение его имущества.[7] Источники «рационализма» следует искать в изменившейся экономической ситуации, в утверждении капиталистической собственности, которой становится тесно в рамках добуржуазных условностей. Одним из «достижений» буржуазной юриспруденции было провозглашение так называемой «свободы договора», суть которой якобы в том, что стороны вольны (в общих рам­ках закона) своим «свободным» соглашением вложить в договор любое содержание. Однако такая «свобода» была «формально-юридической свободой».[8] Развитие капи­талистической собственности требовало таких правовых норм, которые обеспечивали бы провозглашенную «свободу договора» лишь постольку, поскольку она соответ­ствовала потребностям капиталистического оборота. Поэтому буржуазная юриспру­денция не могла пойти далеко в обеспечении этой «свободы», ибо «нельзя допустить, чтобы лицо нарушало неприкосновенность имущества третьего лица».[9] В этом про­явились особенности капиталистического оборота, участники которого обладают анта­гонистическими интересами, в свою очередь противопоставляемыми интересам обще­ства и государства. К. Маркс указывал, что буржуазное государство «зиждется на противоречии между общими интересами и интересами частными».[10]

Иначе строятся отношения в социалистическом гражданском обороте, который является планируемым. Интересы его участников хотя и могут не совпадать, однако не являются антагонистическими, непримиримыми, в конечном счете они предопре­деляются общенародными государственными интересами.[11] В такой ситуации при опре­деленных условиях возникновение у третьего лица права может рассматриваться законодателем в качестве юридического факта, влекущего возложение на это третье лицо и некоторых, указанных в законе, обязанностей, органически связанных с воз­никшим у него правом и обеспечивающих его нормальное осуществление.[12]

Механизм, определяющий характер и объем обязанностей, возникающих у третьего лица, может быть различным. В интересующем нас случае он обусловлен взаимо­действием договоров поставки и перевозки. Наличие договорных отношений по поставке, связывающих поставщика с покупателем, делает возможным возникновение у последнего прав, а через них и обязанностей по отношению к перевозчику.[13] Дей­ствие этого механизма довольно обстоятельно описано в юридической литературе, поэтому нет необходимости возвращаться к нему. Вместе с тем он не упраздняет договор в пользу третьего лица как своеобразную правовую конструкцию, так же как и не превращает его в трехсторонний договор. Это подтверждается различным происхождением прав и обязанностей у третьего лица — грузополучателя. Если права требования возникают у него при заключении договора перевозки, то возложение обязанностей на третье лицо связывается с согласием воспользоваться выговоренным в его пользу правом, иными словами, грузополучатель принимает на себя обязанность лишь постольку, поскольку согласен воспользоваться выговоренным в его пользу правом.

В последнее время предпринята еще одна попытка объяснения правового поло­жения грузополучателя в договоре перевозки. По мнению Л. Я. Носко, договор пере­возки грузов относится к числу гражданско-правовых договоров, в которых участвуют только два лица, однако в процессе исполнения договора как на одной, так и на другой сторонах происходит замена лиц.[14]

Попытка объяснить правовое положение грузополучателя при помощи цессии и перевода долга сама по себе не нова. Соответствующие теории были предложены в свое время, в частности, представителями немецкой юриспруденции.[15] Однако эти теории были призваны объяснить происхождение обязанностей грузополучателя, а не его прав, ибо уже в то время объяснение правомочий грузополучателя при помощи теории договора в пользу третьего лица признавалось предпочтительным перед всеми иными.[16]

Объяснение правомочий грузополучателя при помощи цессии не выдерживает критики в силу противоречий действующему законодательству. При уступке права требования первоначальный кредитор выбывает из обязательства, уступая место но­вому кредитору. Грузоотправитель же не исключается из числа участников право­отношения перевозки до момента окончания исполнения, т. е. до выдачи груза вместе с перевозочными документами грузополучателю.[17] Это, в частности, подтверждается правилами, содержащимися в ч.ч. 3 и 6 ст. 72 Устава автомобильного транспорта РСФСР. Согласно этим правилам при междугородных перевозках в случаях отказа грузополучателя принять груз по причинам, не зависящим от автотранспортного предприятия, грузоотправитель обязан дать автотранспортному предприятию или организации указание о новом пункте назначения груза.[18] Если аналогичная ситуа­ция возникает при городских и пригородных перевозках, груз переадресовывается грузоотправителем в порядке, установленном Правилами, другому грузополучателю или возвращается грузоотправителю. В этих случаях стоимость перевозки груза в оба конца, а также штраф за простой автомобиля оплачиваются грузоотправи­телем.

Пытаясь обосновать занятую им позицию, Л. Я. Носко, в частности, пишет, что «в дальнейшем (после передачи груза перевозчику.—А. X.) поставщик фактически из договора выбывает, так как он уже достиг намеченной цели — исполнил свою обязанность перед покупателем по договору поставки. С этого времени перевозчик выполняет перевозку или, образно говоря, работает не на грузоотправителя, а на грузополучателя».[19] С этим вряд ли можно согласиться, поскольку грузоотправитель после сдачи груза транспортной организации из обязательства перевозки не выбы­вает до завершения его исполнения. Кроме того, из правоотношения, каковым яв­ляется и отношение перевозки, вообще нельзя выбыть «фактически». Л. Я. Носко сме­шивает цели сторон в договорах поставки и перевозки. Выполнение поставщиком своей обязанности перед покупателем, выражающееся в передаче груза транспортной организации для доставки, не означает достижения грузоотправителем целей, пресле­дуемых договором перевозки. Совершение этих действий свидетельствует лишь о за­вершении первого этапа в развитии перевозочного правоотношения, на котором это правоотношение возникает. Поэтому вряд ли оправдано поведение грузоотправителя (поставщика, покупателя), заключившего договор с транспортной организацией без Намерения достигнуть целей, преследуемых данным договором.

Легальное определение договора перевозки также не позволяет объяснить про­исхождение прав грузополучателя посредством цессии. Цессия предполагает наличие права требования у первоначального кредитора. По мнению Л. Я. Носко, поставщик «в момент сдачи груза к перевозке передает покупателю право оперативного управле­ния на груз и одновременно переводит на него права и обязанности стороны в до­говоре перевозки».[20] Договор перевозки является, однако, реальным договором. Права и обязанности его участников возникают в момент сдачи груза вместе с транспортной накладной транспортной организации. В момент заключения договора у грузоотпра­вителя впервые возникают права по отношению к перевозчику, ранее у него отсут­ствовавшие. Поэтому ни о какой передаче прав другому субъекту в данный момент не может быть и речи. Нельзя объяснить возникновение у грузополучателя прав по отношению к перевозчику заменой кредитора, приурочив последнюю к одному из последующих этапов развития перевозочного правоотношения, так как указанные права возникают именно в момент сдачи груза к перевозке, а не в какой-либо иной момент развития обязательства перевозки.

Данное обстоятельство может быть подтверждено следующими соображениями. Грузополучателю принадлежит право требовать исполнения обязательства перевозки. Но исполнение по договору перевозки предполагает выполнение действий по достав­ке груза в пункт назначения и выдаче его управомоченному лицу. Обязательство перевозки нельзя признать надлежаще исполненным в случае не только невыдачи груза, но и доставки груза с просрочкой. Разумеется, можно было бы говорить о просрочке в выдаче груза, а не в его доставке, однако, такая конструкция была бы искусственной, ибо необходимым условием выдачи груза получателю является его доставка в пункт назначения. Транспортные уставы и кодексы во всех случаях строго регламентируют сроки доставки грузов. О сроках выдачи речь идет только применительно к случаям утраты груза. Однако и здесь в основу исчисления сроков кладется срок доставки (см., например, ст. 139 УАТ РСФСР).

Таким образом, понятие надлежащего исполнения обязательства перевозки вклю­чает в себя и своевременную доставку груза в пункт назначения, и выдачу его гру­зополучателю. Следовательно, право требования исполнения договора перевозки — доставки и выдачи груза — возникает у грузополучателя уже в момент сдачи груза к перевозке, ибо согласие на отгрузку в его адрес груза было дано им при заключении соответствующего договора: купли-продажи, поставки, подряда па капиталь­ное строительство и т. д.

Этот вывод как будто может быть оспорен ссылкой на то, что грузополучатель лишен возможности осуществлять контроль над процессами исполнения обязатель­ства транспортировки, нарушение которого, в частности, может проявиться в за­держке его в пункте отправления или промежуточных пунктах следования, чрез­мерно малой скорости доставки груза на отдельных участках пути и т. д. Однако, указанные обстоятельства имеют фактическое значение. Грузополучатель не может предъявить к перевозчику требование, основанное на том, что в пути следования имели место задержки, если в пункт назначения груз прибыл своевременно. Юриди­ческое значение приобретает лишь факт своевременной или несвоевременной доставки груза в пункт назначения, как правило, являющийся следствием одного или сово­купности вышеперечисленных обстоятельств. Только несвоевременная доставка груза или его утрата (полная или частичная) могут служить основанием для предъявления претензий к перевозчику. Но это вовсе не означает, что право требовать исполнения договора перевозки возникает у грузополучателя лишь в момент прибытия или должного прибытия груза и что оно сводится лишь к требованию выдачи груза или возмещения его стоимости в случае утраты. Требование выдачи груза, заявленное перевозчику грузополучателем, означает волеизъявление последнего получить исполне­ние по договору, включающее в себя доставку груза с последующей выдачей его управомоченному лицу.

По той же причине нельзя согласиться с мнением о том, что право требования у грузополучателя возникает со времени получения правоустанавливающих докумен­тов: грузовой накладной или квитанция.[21] Их наличие есть лишь условие реализации возникшего ранее права. Кроме того, при надлежащем исполнении договора груз выдается получателю, указанному в накладной, без представления грузовой квитан­ции. Предъявление последней необходимо лишь при полной утрате груза. К тому же ее можно заменить в определенных случаях документом об оплате стоимости груза и справкой железной дорога об отправке груза с отметкой станции назначе­ния о неприбытии груза (см., например, ст. 169 УЖД СССР).

Однако основная причина, по которой возникновение правомочий у грузополу­чателя нельзя объяснить при помощи цессии, в том, что у грузоотправителя на про­тяжении всего времени существования обязательства перевозки отсутствует право­мочие, которое могло бы быть передано другому лицу и, следовательно, цессия не может состояться из-за отсутствия объекта. Права требования исполнения обязатель­ства, вытекающего из договора перевозки грузов, принадлежащие грузоотправителю и грузополучателю, изначально самостоятельны, хотя и происходят из одного источ­ника — договора. Грузоотправитель вправе требовать исполнения договора перевозки, но в отличие от грузополучателя не имеет права на груз. В транспортном законо­дательстве последнее закреплено в виде права требовать выдачи груза в случае его прибытия в пункт назначения. Появление этого права у грузополучателя есть резуль­тат соглашения грузоотправителя с перевозчиком, но не следствие его уступки статус грузополучателя грузо­отправителем.

Признание договора перевозки грузов договором в пользу третьего лица исклю­чает одновременно возможность объяснить происхождение обязанностей грузополу­чателя посредством конструкции перевода долга.[22] В противном случае сложилась бы ситуация, при которой грузоотправитель как кредитор сохранял бы свои пози­ции в договоре, а как должник выбывал бы из него. Такое положение искусственно и противоречит взаимному характеру отношений сторон в договоре перевозки.

В юридической литературе высказано мнение о неприменимости конструкции договора в пользу третьего лица к договору о рейсовом чартере. Рассматривая договор чартер-партии как договор перевозки, А. Г. Калпин вместе с тем считает, что поскольку заключение договора чартер-партии, имеющего консенсуальный характер, не совпадает по времени с выдачей коносамента «и тем более с его переходом к получателю», третье лицо в момент заключения договора стоит вне правоотноше­нии между фрахтователем и фрахтовщиком и соответственно не может притязать на передачу груза. Конечный вывод автора таков: в этот период чартер представляет собой договор об исполнении третьему лицу, а потому «отношения, возникающие из чартера, не укладываются в классическую схему договора в пользу третьего лица».[23] При этом он исходит из того, что «авторы, рассматривающие правоотношения по перевозке как договор в пользу третьего лица, считают, что право требовать от перевозчика выдачи ему груза возникает при заключении договора перевозки. Реа­лизация этого права происходит позднее».[24]

Однако приведенные доводы неубедительны. Прежде всего вызывает сомнение, почему возникновение у грузополучателя права требования нужно всегда связывать с моментом заключения договора. Такую связь уместно подчеркнуть в тех случаях, когда грузополучатель становится известным уже при заключении договора, когда он указан в качестве такового в транспортных документах, оформляющих соглаше­ние. Подобная ситуация имеет место всегда в реальных договорах перевозки грузов, например по железной дороге, что и послужило основанием для вышеприведенного вывода.[25]

Данный вывод, будучи локальным, не исключает ситуации, когда определение субъекта, выступающего в качестве грузополучателя, связывалось бы не с моментом заключения договора, а с иными юридическими фактами, например с фактом выдачи коносамента, подтверждающим прием груза перевозчиком.

Поскольку, согласно утверждению автора, договор чартер-партии — разновид­ность договора перевозки, условия о доставке груза и выдаче его управомоченному лицу являются конститутивными (ст. 72 Основ, ст. 373 ГК РСФСР). Отсюда неизбе­жен вывод о единстве правоотношения перевозки по чартер-партии, проходящего в своем развитии несколько этапов. На одном из них происходит легитимация грузо­получателя — третьего лица, управомоченного на получение груза, по поводу доставки которого и был заключен договор. Специфика чартер-партии в том и заключается, что согласование всех условий договора не охватывается актом фрахтования судна. Многие условия перевозки остаются за рамками этого акта. Это свидетельствует о том, что правоотношение перевозки в данный момент еще не сформировалось окон­чательно. Но из этого вовсе не следует, что обсуждаемая конструкция неприменима к отношениям морской перевозки по чартеру. Она имеет всеобщее для договоров перевозки грузов значение.

 

Кандидат юридических наук, доцент Иркутского сельскохозяйственного ин­ститута.

1 Рапопорт Я. И. Правовое положение грузополучателя в договоре желез­нодорожной перевозки. — Науч. зап. Харьковск. ин-та советской торговли, вып. 4, 1957, с. 171—173;  Александров-Дольник М. К. Споры, вытекающие из отно­шений сторон в железнодорожных грузовых операциях. М.,   1955, с.  22.

2 Тарасов М. А. Очерки транспортного права. М., 1951, с. 88—99; Граж­данское право. М., 1970, с. 258.

3 Яичков К. К. Договор железнодорожной перевозки грузов по советскому праву. М., 1958, с. 144.

4 Черепахин Б. Б. Ответственность грузополучателя по требованиям до­говора железнодорожной перевозки. Иркутск, 1927, с. 7, 9; Гусаков А. Г. Желез­нодорожное право  по законодательству СССР. М., 1929, с. 47; Самойлович П. Д. Договор морской перевозки по советскому праву. М., 1952, с. 30; Изволенский. В. Н. Правовые вопросы железнодорожных перевозок. М., 1955, с. 42; До­говоры в социалистическом хозяйстве. М., 1964, с. 385; Шешенин Е. Д. Некото­рые вопросы правовой природы договоров перевозки. Теоретические проблемы граж­данского права. — Сб. учен. тр. Свердловск. юрид. ин-та. вып. 13. Свердловск, 1970, с. 117—120.

5 Договоры  в  социалистическом  хозяйстве. М., 1964, с. 385.

6 Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М., 1948, с. 245. — Национальному праву   ряда государств и до рецепции римского права были известны договоры в пользу третьих лиц (см.: Нолькен А. Договоры в пользу третьих лиц. 1885, с. 43, 47, 62—69).

7 Годэмэ Е. Указ, соч., с. 244, 245.

8 Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательствах. М., 1950, с. 104—105.

9 Годэмэ Е. Указ, соч., с. 244—245.

10 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 1, с. 440.

11 Проблемы социалистической собственности. М., 1973, с. 62—63; Черепахин А. М. Экономические интересы при социализме и их правообразующее значение. — Советское государство и право, 1981, № 2, с. 29—34.

12 В плановом обороте договор в пользу третьего лица имеет особенности, обус­ловленные согласованностью планов материально-технического снабжения и планов перевозок. Именно в силу этого возможно точное обозначение грузополучателя в транспортных документах с запрещением уступки их третьим лицам. Следует согла­ситься с X. И. Шварцем, который писал, что обязанности получателя «частично яв­ляются условиями осуществления ими своих прав» (Шварц X. И. Правовое регу­лирование перевозок на автомобильном транспорте. М., 1961, с. 42).

13 Договоры в социалистическом хозяйстве, с, 384—386.

14 Носко Л. Я. Правовое регулирование перевозок. Учебное пособие. Харьков, 1973, с. 45.

15 Черепахин Б. Б. Указ, соч., с. 21.

16 Там же, с. 20.

17 Тарасов М. А. Договор перевозки, с. 132.,

18 Подобные правила содержатся и в других транспортных уставах и кодексах. См., например, ст. 59 УЖД СССР.

19 Носко Л. Я. Указ, соч., с. 49.

20 Там же.

21 Тарасов М. А. Указ, соч., с.  130—131;  Носко Л.  Я. Указ, соч., с. 51.

22 Черепахин Б. Б. Указ, соч., с. 24.

23 Калпин А. Г. Чартер (природа, структура отношений, сопоставление со смежными морскими договорами). М., 1978, с. 66.

24 Там же.

25 Астановский Г. Б. Правовое положение грузополучателя и принцип ре­ального исполнения в Договоре перевозки. — Правоведение, 1963, № 4, с 51—61.

Информация обновлена:14.11.2003

Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Книги, статьи, документы 
  
Источник: http://law.edu.ru/article/article.asp?articleID=186369


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Правовое положение грузополучателя при перевозке грузов Адрес мод дизайн


Статус грузополучателя

Правовое положение грузополучателя в России и Германии



Статус грузополучателя

RELP. О правовом положении грузополучателя /



Статус грузополучателя

Правовое положение грузополучателя



Статус грузополучателя

85 оригинальных идей: поделки из спичечных коробков своими руками



Статус грузополучателя

Comedy Club - MP3(200 выпусков), Юмор, mp3



Статус грузополучателя

MoeTV. org Хороший портал о кино



Статус грузополучателя

Агрессия - лечение, проявление, виды и причины



Статус грузополучателя

Декорирование посуды кружевом и шпатлевкой. Красивые идеи



Статус грузополучателя

Как кумыки отмечают Ураза-байрам Qumuq görü



Статус грузополучателя

Как писать протокол? Блог Аллы Гурьевой



Статус грузополучателя

Квадранты Mspaintadventures. вики FANDOM powered by Wikia






.